?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: религия

О "Бесах" Достоевского



О "Бесах" в двух словах: бесы-революционеры вселились в Россию, но, как и в евангельской притче, произойдет чудесное исцеление, главное – верить в Христа и его дело. Если исцеления не произойдет, то всему миру конец.

О «Бесах» Достоевского более, чем в двух словах:

Поводом к написанию «Бесов» был нечаевский процесс, с которым Достоевский столкнулся. Участники этого процесс – фантасты и в то же время практические деятели, сумевшие зажечь смуту. Они и послужили материалом, на котором Достоевский разработал проблему «Бесов».

БесыCollapse )


Бертран Рассел, британский философ, общественный деятель и математик, при этом нобелевский лауреат по литературе, принадлежал к старинному аристократическому роду политиков, учёных и интеллектуалов. Его дед, лорд Джон Рассел, дважды возглавлял правительство королевы Виктории в 1840-х и 1860-х. К четырем годам Бертран Рассел остался круглым сиротой и был взят вместе со старшими браться на попечение бабушкой, графиней Рассел.

Вся его жизнь будто сценарий захватывающего фильма: придерживался социалистических взглядов (Рассел посещал большевистскую Россию и даже встречался с Лениным), был в Китае, пацифист и атеист (надо понимать, что это значило в Великобритании начала ХХ века), чудом выжил в авиакатастрофе, до последних дней сохранял ясность ума и чувство юмора.

Прочитал его атеистическую работу "Почему я не христианин" и публикую конспект для тех, кому лень читать:

1. В наши дни словом «христианство» пользуются в весьма неопределенном смысле, утратило то полнокровное значение, какое оно имело во времена св. Августина и св. Фомы Аквинского. Некоторые люди имеют в виду под христианином всего лишь человека, старающегося вести добропорядочный образ жизни.

2. Два разных пункта, принятие которых совершенно обязательно для всякого, кто называет себя христианином:
– вы должны верить в бога и бессмертие,
– вы должны разделять веру в Христа (как минимум, веру в то, что Христос был если и не божественной личностью, то по крайней мере самым лучшим и мудрейшим из людей).

3. Бертран Рассел не относит себя к христианам как раз потому, что не принимал пункты выше, хотя и признает за Христом весьма высокую степень нравственной добродетели.

4. Католическая церковь в качестве догмы установила, что существование бога может быть доказано одним разумом, без помощи откровения, и ей пришлось выработать аргументы, которые, как она полагала, доказывают существование бога:

– Аргумент первопричины: приверженцы христианства утверждают, что все, что мы видим в этом мире, имеет причину; идя по причинной цепи все дальше и дальше вглубь, мы непременно должны прийти к первопричине, и этой-то первопричине мы и присваиваем имя бога. Если все должно иметь причину, то должен иметь причину и бог. Если же может существовать нечто, не имеющее причины, то этим нечто сама природа может быть ничуть не хуже бога, так что аргумент первопричины абсолютно недействителен.

– Аргумент естественного закона: когда-то люди решили, что нечто происходит (например, движение планет) вследствие того, что бог повелел тому быть именно таким образом, а не иначе. Это избавляло людей от заботы смотреть глубже, чтобы дойти до объяснения закона (например, тяготения). Позже оказалось, что большинство законов являются статистическими средними того типа, который выводится на основании законов случая; и данный факт делает всю эту историю с естественным законом гораздо менее убедительной, чем это представлялось в прошлом.

– Аргумент целесообразности: все в мире устроено таким образом, чтобы мы могли в нем жить; а если бы мир был устроен хоть немного иначе, то мы не смогли бы в нем жить. После Дарвина этот аргумент стал ослабевать, когда выяснилось сами живые существа изменились так, чтобы соответствовать окружающей их среде, и именно это является основой приспособления. Никакой целесообразности это не доказывает.

– Нравственные аргументы в пользу существования бога: одной из них форм этого аргумента является утверждение, что если бы бога не существовало, то не было бы ни добра, ни зла. Если же мы убеждены, что различие между добром и злом имеется, то тогда мы оказываемся перед новой проблемой: обязано ли это различие своим существованием божественному установлению или нет? Если обязано, то для самого бога нет различия между добром и злом, и утверждение, что бог добр, утрачивает всякий смысл. Если мы утверждаем, что бог добр, тогда придется признать, что добро и зло имеют какое-то значение, не зависящее от божественного установления, ибо божественные установления являются добрыми, а не злыми независимо от того обстоятельства, что они исходят от бога. Но если мы признаем это, тогда придется признать и то, что своим возникновением добро и зло обязаны не одному только богу.

– Аргумент искупления несправедливости: приверженцы христианства заявляют, что должен существовать бог и должны существовать рай и ад, чтобы в конечном счете справедливость могла восторжествовать, раз уж на Земле она не достигается. Если взглянуть на дело с научной точки зрения, то придется сказать: «В конце концов, я знаю только этот мир. Об остальной Вселенной я ничего не знаю, но, насколько вообще можно рассуждать о вероятном, следует заключить, что, наверное, этот мир является великолепным образцом, и раз здесь царит несправедливость, то, по всей вероятности, несправедливость царит и повсюду».

5. Рассел, как не христианин, во многих пунктах соглашается с Христом гораздо больше, чем люди, исповедующие христианство. При этом сомневается в мудрости Христа потому, что тот оставил заповеди, которым в жизни мало кто следует, но при этом считает себя христианином.

6. В евангелиях есть места, из которых совершенно ясно, что Христос верил в то, что его второе пришествие произойдет еще при жизни многих живших в то время людей (например, «…есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят сына человеческого, грядущего в царствии своем» (Мф 16:28). И тот факт, что оно до сих пор не произошло, заставляет усомниться в мудрости Христа и говорит об изъянах в его учении.

7. Рассел отмечает в нравственном облике Христа один весьма серьезный изъян, и заключается он в том, что Христос верил в ад. Христос, как он изображен в евангелиях, верил в вечное наказание, и мы неоднократно находим места, в которых он исполнен мстительной злобы против людей, не желавших слушать его проповеди. Чего, например, нельзя сказать о Сократе, который относился к людям, не желавшим его слушать, добросердечно и снисходительно. А доктрина, будто адский огонь является наказанием за грехи, посеяла в мире жестокость и принесла для многих поколений человеческого рода жестокие муки.

8. Действительная причина того, почему люди принимают религию не имеет ничего общего с доводами рассудка. Люди принимают религию из эмоциональных побуждений. Приверженцы христианства внушают нам идею, будто все мы погрязли бы в пороках, если бы не придерживались христианской религии. Но чем сильнее были религиозные чувства и глубже догматические верования в течение того или иного периода истории, тем большей жестокостью был отмечен этот период и тем хуже оказывалось положение дел.

9. Существует великое множество путей, при помощи которых церковь, настаивая на том, что ей угодно называть нравственностью, и в наше время причиняет различным людям незаслуженные и ненужные страдания.

10. Религия основана прежде всего и главным образом на страхе. Частью это ужас перед неведомым, а частью желание чувствовать, что у тебя есть своего рода старший брат, который постоит за тебя во всех бедах и злоключениях. А так как страх является прародителем жестокости, то неудивительно, что жестокость и религия шагали рука об руку. Лишь наука поможет преодолеть этот малодушный страх. Наука может научить нас положиться на собственные усилия здесь, на земле, чтобы сделать этот мир местом, пригодным для жизни, а не таким местом, каким его делали церкви на протяжении всех этих столетий.

11. Нам надо стоять на своих собственных ногах и глядеть прямо в лицо миру — со всем, что в нем есть хорошего и дурного, прекрасного и уродливого; видеть мир таким, как он есть, и не бояться его. Завоевывать мир разумом, а не рабской покорностью перед теми страхами, которые он порождает.

5 цитат:

Когда начинаешь вдумываться в аргумент целесообразности, то просто диву даешься, как люди могут поверить, будто наш мир, со всеми вещами, в нем находящимися, со всеми его изъянами, является самым лучшим, что только смогло создать всемогущество и всеведение на протяжении миллионов лет. Я действительно не могу поверить этому. Неужели вы думаете, что если бы вас наделили всемогуществом и всеведением да еще дали бы в придачу миллионы лет, чтобы совершенствовать созданный вами мир, то вы не смогли бы создать ничего лучшего, чем ку-клукс-клан, фашисты или м-р Уинстон Черчилль?

Вы помните, что он сказал: «…не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую…» (Мф 5:39). Слова Христа не выражали какой-либо новой заповеди или нового принципа. Лао-цзы и Будда применяли этот принцип лет за 500 или 600 до Христа, но разве христиане принимают этот принцип на деле?

Мне самому доводилось знавать некоторых христиан, которые верили, что наступление второго пришествия близко. Так, я знал одного приходского священника, который до смерти напугал свою паству, сказав перед ней, что не сегодня-завтра непременно наступит второе пришествие; правда, его прихожане вполне утешились, когда увидели, что он сажает в своем саду деревья.

...Христос говорит: «Пошлет сын человеческий ангелов своих, и соберут из царства его все соблазны и делающих беззаконие и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов» (Мф 13:41–42); и он еще долго продолжает говорить относительно плача и скрежета зубов. Это повторяется во многих стихах, и для читателя становится совершенно очевидным, что Христос предвещает плач и скрежет зубовный не без некоторого удовольствия, иначе он не заводил бы об этом разговор так часто.

Взгляните на мир вокруг себя — и вы обнаружите, что каждая крупица прогресса в человеческих чувствованиях, каждое улучшение в уголовном законодательстве, каждый шаг, направленный на то, чтобы в мире было меньше войн, каждый шаг, сделанный с целью улучшить отношение к цветным расам, или любое смягчение рабства, любой нравственный прогресс, имевший место в мире, — все это неизменно наталкивалось на противодействие организованных церквей мира. И с полной ответственностью за свои слова я заявляю, что христианская религия в своей церковной организации была и все еще продолжает оставаться главным врагом нравственного прогресса в мире.

В качестве дополнения – шикарное интервью с Расселом на ВВС.

Цитаты из других книг можно найти в книжном навигаторе

Подписывайтесь на мой Телеграм-канал – там больше других публикаций на разные темы.

Писатель Бертран Рассел (Sir Bertran Arthur William Russell) - лучшие книги, фото и биография автора Бертран Рассел в интернет-магазине OZON.ruПисатель Бертран Рассел (Sir Bertran Arthur William Russell) - лучшие книги, фото и биография автора Бертран Рассел в интернет-магазине OZON.ru

Грядущий хам



"Грядущий хам" - статья Дмитрия Сергеевича Мережковского, русского писателя, поэта, критика, переводчика, историка, религиозного философа, общественного деятеля. Предостерегая общество от «недооценки мощных сил, препятствующих религиозному и социальному освобождению», писатель считал, что интеллигенции, воплощающей «живой дух России», противостоят силы «духовного рабства и хамства, питаемые стихией мещанства, безличности, серединности и пошлости». При этом «хамство» в его терминологии было не социальной характеристикой, но синонимом бездуховности (материализма, позитивизма, мещанства, атеизма и т.д.). Если религиозного обновления не произойдет, весь мир, и Россию в том числе, ждет «Грядущий хам», — утверждал писатель.

По Мережковскому «хамство» в России имеет три «лица»: прошлое, настоящее и будущее. В прошлом лицо хамства — это лицо церкви, воздающей кесарю Божье, это «православная казенщина», служащая казёнщине самодержавной. Настоящее лицо хамства связывалось Мережковским с российским самодержавием, с огромной бюрократической машиной государства. Но самое страшное лицо хамства — будущее, это «лицо хамства, идущего снизу — хулиганства, босячества, черной сотни». Думаю, своей актуальности статья не только не потеряла, но и приобрела ее в новых очертаниях.

Герцен соглашается с Миллем: «Если в Европе не произойдет какой-нибудь неожиданный переворот, который возродит человеческую личность и даст ей силу победить мещанство, то, несмотря на свои благородные антецеденты и свое христианство, Европа сделается Китаем».

В Европе позитивизм только делается – в Китае он уже сделался религией. Духовная основа Китая, учение Лао-Дзы и Конфуция, – совершенный позитивизм, религия без Бога, «религия земная, безнебесная», как выражается Герцен о европейском научном реализме. Никаких тайн, никаких углублений и порываний к «мирам иным». Все просто, все плоско. Несокрушимый здравый смысл, несокрушимая положительность. Есть то, что есть, и ничего больше нет, ничего больше не надо. Здешний мир – все, и нет иного мира, кроме здешнего.

Пока Европа противопоставляла скверным китайским пушкам свои лучшие, она побеждала, и эта победа казалась торжеством культуры над варварством. Но когда сравнялись пушки, то и культуры сравнялись. Оказалось, что у Европы ничего и не было, кроме пушек, чем бы она могла показать свое культурное превосходство над варварами.

Кто верен своей физиологии, тот и последователен, кто последователен, тот и силен, а кто силен, тот и побеждает. Япония победила Россию. Китай победит Европу, если только в ней самой не совершится великий духовный переворот, который опрокинет вверх дном последние метафизические основы ее культуры и позволит противопоставить пушкам позитивного Востока не одни пушки позитивного Запада, а кое-что реальное, более истинное.

«Бог есть, значит, человек – раб. Человек свободен, значит, нет Бога. Я утверждаю, что никто не выйдет из этого круга, а теперь выберем».

«Если есть Бог, то человек – раб», – утверждает Бакунин. Почему? Потому что «свобода есть отрицание всякой власти, а Бог есть власть». Это положение Бакунин считает аксиомой. И действительно, это было бы аксиомой, если бы не было Христа.

Религия современной Европы – не христианство, а мещанство. От благоразумного сытого мещанства до безумного голодного зверства один шаг. Не только человек человеку, но и народ народу – волк. От взаимного пожирания удерживает только взаимный страх, узда слишком слабая для рассвирепевших зверей. Не сегодня, так завтра они бросятся друг на друга и начнется небывалая бойня.

В этой-то страшной свободе духа, в этой способности внезапно отрываться от почвы, от быта, истории, сжигать все свои корабли, ломать все свое прошлое во имя неизвестного будущего, – в этой произвольной беспочвенности и заключается одна из глубочайших особенностей русского духа. Нас очень трудно сдвинуть; но раз мы сдвинулись, мы доходим во всем, в добре и зле, в истине и лжи, в мудрости и безумии, до крайности.

Одного бойтесь – рабства и худшего из всех рабств – мещанства и худшего из всех мещанств – хамства, ибо воцарившийся раб и есть хам, а воцарившийся хам и есть черт – уже не старый, фантастический, а новый, реальный черт, действительно страшный, страшнее, чем его малюют, – грядущий Князь мира сего, Грядущий Хам.


Цитаты из других книг можно найти в книжном навигаторе

OZON.ru

Profile

harryhaller
Harry Haller

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel