?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нет, речь в этом посте пойдет не о ВВП (его премьерскую деятельность еще рано оценивать). Речь пойдет о Петре Аркадьевиче Столыпине, легендарном и противоречивом министре внутренних дел и премьер-министре правительства при императоре Николае II.

Галерея Альбомов Foto.ru

Безусловно, я не собираюсь пересказывать суть всех направлений его деятельности, лишь отмечу некоторые моменты, которые меня особенно поразили или удивили по мере изучения личности этого человека. Также приведу несколько цитат из его речей, часть из которых, на мой взгляд, не только не потеряли своей актуальности, но и наоборот, только усилили.

Так кто же такой Петр Столыпин? Свою серьезную государственную карьеру он начал с губернатора Гродно, затем стал саратовским губернатором, где его деятельность была настолько заметной, особенно в части подавления бунтов, что ее усмотрел император Николай II и предложил Петру Аркадьевичу должность министра внутренних дел.

А вот теперь об удивительном. За что отвечал министр внутренних дел в 1906 г.:

- управление делами почты и телеграфа;
- государственная полиция;
- тюрьмы, ссылки;
- губернские и уездные администрации;
- взаимодействие с земствами;
- продовольственное дело (обеспечение населения продовольствием при неурожае);
- пожарная часть;
- страхование;
- медицина;
- ветеринария;
- местные суды и др.

Сейчас, в 2011, почти на каждую эту функцию приходится по министру, а тогда, в 180-миллионном государстве за все направления отвечал один человек.

Итак, перейду к цитатам, которые помогают сформировать целостность представления о личности Столыпина, безусловно великолепного оратора, и еще нескольким интересным фактам, касающихся его жизни и смерти.

Каждое утро, когда я просыпаюсь, и творю молитву, я смотрю на предстоящей день, как на последний в жизни, и готовлюсь выполнить все свои обязанности, уже устремляя взор в вечность. А вечером, когда я опять возвращаюсь в свою комнату, то говорю себе, что должен благодарить Бога за лишний дарованный мне в жизни день. Это единственное следствие моего постоянного сознания близости смерти, как расплата за свои убеждения. И порой я ясно чувствую, что должен наступить день, когда замысел убийцы, наконец, удастся.




Родина требует себе служения настолько жертвенно чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует работу.

На очереди главная наша задача — укрепить низы. В них вся сила страны. Их более 100 миллионов и будут здоровы и крепки корни у государства, поверьте — и слова Русского Правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром... Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа — вот девиз для нас всех, Русских. Дайте Государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней Poccии.

Для лиц, стоящих у власти, нет греха большего, чем малодушное уклонение от ответственности. И я признаю открыто: в том, что предложен был второй путь, второй исход, ответственны мы — в том, что мы, как умеем, как понимаем, бережем будущее нашей родины и смело вбиваем гвозди в вами же сооружаемую постройку будущей России, не стыдящейся быть русской, и эта ответственность — величайшее счастье моей жизни.

Народы забывают иногда о своих национальных задачах; но такие народы гибнут, они превращаются в назем, в удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы.

Насколько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, — крепкий личный собственник, насколько он является преградой для развития революционного движения, — видно из трудов последнего съезда социалистов революционеров, бывшего в Лондоне в сентябре настоящего года. Вот то, между прочим, что он постановил: "Правительство, подавив попытку открытого восстания и захвата земель в деревне, поставило себе целью распылить крестьянство усиленным насаждением личной частной собственности или хуторским хозяйством. Всякий успех Правительства в этом направлении наносит ущерб делу революции". (5 декабря 1908; Гос. Дума; часть Думы стояла за принцип собственности семейной; речь П.А. Столыпина в защиту личной собственности)

В политике нет мести, но есть последствия. (речь П.А. Столыпина перед польскими депутатами, посетившими его перед роспуском второй Думы)

Но главное, что необходимо, это, — когда мы пишем закон для всей страны, — иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых... Правительство, проведя закон 9-го ноября 1906 года и ставило ставку на разумных и сильных. Таковых в короткое время оказалось около полумиллиона домохозяев, закрепивших за собой боле 3200000 десятин земли. Не парализуйте, господа, дальнейшего развития этих людей и помните, законодательствуя, что таких людей, таких сильных людей, в России большинство. (5 декабря 1908; Гос. Дума; часть Думы стояла за принцип собственности семейной; речь П.А. Столыпина в защиту личной собственности)

Пока крестьянин беден, пока он не обладает личною земельною собственностью, пока он находится насильно в тисках общины, он останется рабом, и никакой писаный закон не даст ему блага гражданской свободы. Для того, чтобы воспользоваться этими благами, ведь нужна известная, хотя бы самая малая доля состоятельности. Мне вспомнились слова нашего великого писателя Достоевского, что "деньги — это чеканенная свобода". Поэтому правительство не могло не идти навстречу, не могло не дать удовлетворения тому врожденному у каждого человека, поэтому и у нашего крестьянина, чувству личной собственности, столь же естественному, как чувство голода, как влечение к продолжению рода, как всякое другое природное свойство человека. (16 ноября 1907; Гос. Дума; речь П.А. Столыпина в ответ на выступление члена Гос. Думы В.Маклакова)

Превращая Думу в древний цирк, в зрелище для толпы, которая жаждет видеть борцов, ищущих, в свою очередь, соперников, для того, чтобы доказать их ничтожество и бессилие — я думаю, что я совершил бы ошибку. (16 ноября 1907; Гос. Дума третьего созыва)

Но я повторяю, что я не говорю о войне, я понимаю, что для нас высшим благом явился бы вечный мир с Японией и Китаем; но и с мирной точки зрения важно, господа, может быть ещё важнее — иметь тот людской оплот, о котором я только что говорил. Докладчик комиссии государственной обороны сказал тут, что природа не терпит пустоты. Я должен повторить эту фразу. Отдаленная наша суровая окраина вместе с тем богата, богата золотом, богата лесом, богата пушниной, богата громадными пространствами земли, годной для культуры. И при таких обстоятельствах, господа, при наличии государства, густо населенного, соседнего нам, эта окраина не останется пустынной. В нее прососется чужестранец, если раньше не придет туда русский, и это просачивание, господа, уже началось. Если мы будем продолжать спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чужими соками, и когда мы проснемся, может быть, он окажется русским только по названию... (31 марта 1908; Гос. Дума третьего созыва; речь П.А. Столыпина в защиту сооружения Амурской железной дороги)

Наш орел, наследие Византии, — орел двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но, отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращенную на Восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью... (31 марта 1908; Гос. Дума третьего созыва; речь П.А. Столыпина в защиту сооружения Амурской железной дороги)

Децентрализация может идти только от избытка сил. Могущественная Англия, конечно, дает всем составным частям своего государства весьма широкие права, но это от избытка сил; если же этой децентрализации требуют от нас в минуту слабости, когда ее хотят вырвать, и вырвать вместе с такими корнями, которые должны связывать всю империю, вместе с теми нитями, которые должны скрепить центр с окраинами, тогда, конечно, правительство ответит: нет! Станьте сначала на нашу точку зрения, признайте, что высшее благо — это быть русским гражданином, носите это звание так же высоко, как носили его когда-то римские граждане, тогда вы сами назовете себя гражданами первого разряда и получите все права.

Страны, которым наносились сильные удары, показывали живучесть только тогда, когда брались с большой энергией и охотой за дело своего обновления. Эта остановка кажется мне даже опасной. Опасна она потому, что в свойств нашего русского характера есть известного рода наклонность к промедлению. Никаких пышных фраз я произносить и де желаю, но в данную минуту мне припоминаются слова, сказанные создателем русского флота, все тем же Петром Великим, при котором впервые застучал топор русского строителя на русских верфях. Эти слова нам нужно надолго запомнить. Вот они: "Промедление времени — смерти безвозвратной подобно".

Нам, господа, не следует увлекаться западными образцами, не следует увлекаться теоретическими выводами западной науки, так как иногда на совершенно оригинальное разрешение вопроса нас наталкивает сама жизнь.

После горечи перенесенных испытаний Россия, естественно, не может не быть недовольной; она недовольна не только правительством, но и Государственной думой, и Государственным советом, недовольна и правыми партиями, и левыми партиями. Недовольна потому, что Россия недовольна собою. Недовольство это пройдет, когда выйдет из смутных очертаний, когда обрисуется и укрепится русское государственное самосознание, когда Россия почувствует себя опять Россией! И достигнуть этого возможно, главным образом, при одном условии: при правильной совместной работе правительства с представительными учреждениями

Разрушьте, господа, опасный призрак, нечто худшее, чем вражда и ненависть, — презрение к нашей родине. Презрение чувствуется в угрозе пассивного сопротивления со стороны некоторых финляндцев, презрение чувствуется и со стороны непрошеных советчиков, презрение чувствуется, к сожалению, и со стороны части нашего общества, которая не верит ни в право, ни в силу русского народа. Стряхните с себя, господа, этот злой сон и, олицетворяя собою Россию, спрошенную Царем в деле, равному которому вы еще не вершили, докажите, что в России выше всего право, опирающееся на всенародную силу.

Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!


Казалось бы, у руля правительства настоящий патриот и проповедник национальных интересов, и такого человека необходимо всячески поддерживать. Но, увы, по некоторым ключевым решениям даже император колебался в однозначном одобрении инициатив. В одной из таких ситуаций положение спасла только вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, убедившая своего сына поддержать позицию премьера. Ее слова косвенно поддерживают мнение о слабости императора в принятии решений:

Бедный мой сын, как мало у него удачи в людях. Нашёлся человек, которого никто не знал здесь, но который оказался и умным, и энергичным и сумел ввести порядок после того ужаса, который мы пережили всего 6 лет тому назад, и вот — этого человека толкают в пропасть, и кто же? Те, которые говорят, что они любят Государя и Россию, а на самом деле губят и его и родину. Это просто ужасно.


Однако, все закончилось так, как и предчувствовал сам Столыпин - 11-е по счету покушение на него было удачным. Премьера застрелили на глазах императора и его дочерей, во время антракта в театре. Удивительным было также то, что при присутствии первого лица государства, стреляли во второе.

Еще более странным может показаться то, что император не посетил умиравшего Столыпина в больнице, отговорившись более важными делами, и не присутствовал на его похоронах. Убийца Петра Аркадьевича, некий Богров, на суде держался очень уверенно, как будто был убежден, что его спасут. Но вопреки его ожиданиям был очень поспешно повешен.

За происшедшее поплатилось всего одно официальное лицо (начальник Киевского охранного отделения Кулябко), всех остальных не наказали вообще.

Новый глава правительства, В.Н. Коковцов, доложил царю, что в деле об убийстве Столыпина есть нечто большее, чем просто глупая оплошность Охранного отделения, и просил о более тщательном расследовании. Это требование осталось без ответа.

А написанная в последние дни работа Столыпина о будущем политическом устройстве России, содержавшая идеи новых преобразований, после его смерти бесследно исчезла.

P.S. Кстати, еще один интересный момент: П.А.Столыпин был первым премьер-министром, совершившим полет на самолете. Вам это ничего не напоминает?:-) Только тогдашний премьер делал это не ради повышения политического рейтинга, а таким образом ответил на вызов своего политического оппонента - активиста партии социалистов-революционеров, который был пилотом аэроплана, и согласился на полет. Кстати, этот пилот через 2 дня после того полета разбился. Ходили слухи, будто это якобы месть за то, что «эсер не воспользовался случаем убить Столыпина».

Галерея Альбомов Foto.ru

P.P.S. Не могу удержаться от публикации еще одного исторического факта. Уже находясь в эмиграции, кайзер Вильгельм II размышлял о том, как прав был Столыпин, когда предупреждал его о недопустимости войны между Россией и Германией, подчёркивая, что война в конечном итоге приведёт к тому, что враги монархического строя примут все меры, чтобы добиться революции. После завтрака с Николаем II в 1909 г. немецкий кайзер сказал генерал-адъютанту И. Л. Татищеву, что «если бы у него был такой Министр, как Столыпин, то Германия поднялась бы на величайшую высоту».

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
maxyanya
Apr. 27th, 2011 11:28 am (UTC)

Да, Личность.

( 1 comment — Leave a comment )

Profile

harryhaller
Harry Haller

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel