?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дуэль



"Дуэль" — одна из самых больших по размеру повестей Антона Павловича Чехова. Впервые опубликована в 1891 году в газете "Новое время". Работа над повестью была начата в исходе 1890 г., сразу же по возвращении с Сахалина.

"Дуэль" — одно из самых "литературных" произведений Чехова. Ее персонажи сопоставляют себя с литературными героями, цитируют, вспоминают Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Толстого, Лескова, Байрона, Шиллера. Сам автор эпиграфом к одной из глав берет строки Пушкина. Использование в повести традиционных для русской литературы тем и коллизий (Кавказ, дуэль) неоднократно отмечалось исследователями. Наряду с литературными именами в "Дуэли" упоминаются Кант, Гегель, Спенсер, Шопенгауэр, Христос. Не раз указывалось на отголоски в повести толстовских идей. В "Дуэли" воплотились размышления Чехова конца 80-х годов над философскими, общественными и естественнонаучными вопросами, нашедшими отражение в его переписке и публицистике 1888—1891 гг.

После публикации повести критика к ней не осталась равнодушной, но и не была единодушной: мнения разделились на диаметрально противоположные. Одни причисляли «Дуэль» к очередной чеховской неудаче, другие – к совершенно однозначному успеху. Спустя уже 125 лет реакция читателей остается похожей. Надо отметить, что основной накал страстей создает финал повести, в котором происходит духовное и нравственное преображение героя, мелкого чиновника Лаевского. Сама возможность такого радикального изменения и является предметом для споров. В частности, критик Скабичевский писал: «Сила художественного таланта Чехова — в мастерской обрисовке характеров, но мысли, проводимые им в последних произведениях, поражают своим убожеством. От конца повести веет фальшью и пошлостью».

Главный герой – типичный «неудачник и лишний человек», как он сам себя называет, основными интересами которого являются карты, вино и женщин, доводит себя до того предела, когда на карту поставлена его жизнь. Причем повод для дуэли, в которой ему приходится участвовать, такой же нелепый и глупый, как и сама его жизнь. Тем не менее, после этого события наступают столь значительные перемены, что читатель, уже сделавший «приговор» герою, с трудом может с этим смириться. По пути с дуэли Лаевскому «казалось, как будто они все возвращались из кладбища, где только что похоронили тяжелого, невыносимого человека, который мешал всем жить». Родился ли новый человек, свободный от лжи, или просто прежний на время затаился, как бросивший на какое-то время пить алкоголик, большой вопрос, который не дает однозначно трактовать финал повести. Но, настаивая на этом названии повести (издатель просил Чехова его изменить), автор как бы подчеркивает важность и значимость этого события. Как будто если и могут произойти изменения даже с таким ничтожным человеком, то только в том случае, если рисковать приходится самым ценным – жизнью. Не зря говорится, что получить всё может лишь тот, кто готов отдать всё. Получилось это у Лаевского или нет – остается личным мнением каждого читателя.

– Я отлично знаю, ты не можешь мне помочь, – сказал он, – но говорю тебе, потому что для нашего брата неудачника и лишнего человека все спасение в разговорах. Я должен обобщать каждый свой поступок, я должен находить объяснение и оправдание своей нелепой жизни в чьих-нибудь теориях, в литературных типах, в том, например, что мы, дворяне, вырождаемся, и прочее... В прошлую ночь, например, я утешал себя тем, что все время думал: ах, как прав Толстой, безжалостно прав! И мне было легче от этого. В самом деле, брат, великий писатель! Что ни говори.

Будущее наше рисовалось нам так: вначале на Кавказе, пока мы ознакомимся с местом и людьми, я надену вицмундир и буду служить, потом же на просторе возьмем себе клок земли, будем трудиться в поте лица, заведем виноградник, поле и прочее. Если бы вместо меня был ты или этот твой зоолог фон Корен, то вы, быть может, прожили бы с Надеждой Федоровной тридцать лет и оставили бы своим наследникам богатый виноградник и тысячу десятин кукурузы, я же почувствовал себя банкротом с первого дня.




Что же касается любви, то я должен тебе сказать, что жить с женщиной, которая читала Спенсера и пошла для тебя на край света, так же не интересно, как с любой Анфисой или Акулиной. Так же пахнет утюгом, пудрой и лекарствами, те же папильотки каждое утро и тот же самообман...

Лет восемь назад у нас тут был агентом старичок, величайшего ума человек. Так вот он говаривал: в семейной жизни главное – терпение. Слышишь, Ваня? Не любовь, а терпение. Любовь продолжаться долго не может. Года два ты прожил в любви, а теперь, очевидно, твоя семейная жизнь вступила в тот период, когда ты, чтобы сохранить равновесие, так сказать, должен пустить в ход все свое терпение...

Он обвинял себя в том, что у него нет идеалов и руководящей идеи в жизни, хотя смутно понимал теперь, что это значит. Два года тому назад, когда он полюбил Надежду Федоровну, ему казалось, что стоит ему только сойтись с Надеждой Федоровной и уехать с нею на Кавказ, как он будет спасен от пошлости и пустоты жизни; так и теперь он был уверен, что стоит ему только бросить Надежду Федоровну и уехать в Петербург, как он получит все, что ему нужно.

Быть может, он очень умен, талантлив, замечательно честен; быть может, если бы со всех сторон его не замыкали море и горы, из него вышел бы превосходный земский деятель, государственный человек, оратор, публицист, подвижник. Кто знает!

Понимайте так, мол, что не он виноват в том, что казенные пакеты по неделям лежат нераспечатанными и что сам он пьет и других спаивает, а виноваты в этом Онегин, Печорин и Тургенев, выдумавший неудачника и лишнего человека. Причина крайней распущенности и безобразия, видите ли, лежит не в нем самом, а где-то вне, в пространстве. И притом – ловкая штука! – распутен, лжив и гадок не он один, а мы... «мы люди восьмидесятых годов», «мы вялое, нервное отродье крепостного права», «нас искалечила цивилизация»...

Лаевский – довольно несложный организм. Вот его нравственный остов: утром туфли, купанье и кофе, потом до обеда туфли, моцион и разговоры, в два часа туфли, обед и вино, в пять часов купанье, чай и вино, затем винт и лганье, в десять часов ужин и вино, а после полуночи сон и la femme. Существование его заключено в эту тесную программу, как яйцо в скорлупу. Идет ли он, сидит ли, сердится, пишет, радуется – все сводится к вину, картам, туфлям и женщине. Женщина играет в его жизни роковую, подавляющую роль.

Вредоносность его заключается прежде всего в том, что он имеет успех у женщин и таким образом угрожает иметь потомство, то есть подарить миру дюжину Лаевских, таких же хилых и извращенных, как он сам.

Масса, всегда склонная к антропоморфизму в религии и морали, больше всего любит тех божков, которые имеют такие же слабости, как она сама.

Рыться под цивилизацию, под авторитеты, под чужой алтарь, брызгать грязью, шутовски подмигивать на них только для того, чтобы оправдать и скрыть свою хилость и нравственную убогость, может только очень самолюбивое, низкое и гнусное животное.

Когда я гимназистом был болен брюшным тифом, моя тетушка из сострадания обкормила меня маринованными грибами, и я чуть не умер. Пойми ты вместе с тетушкой, что любовь к человеку должна находиться не в сердце, не под ложечкой и не в пояснице, а вот здесь!
Фон Корен хлопнул себя по лбу.

…он солжет только один раз, и затем наступит полное обновление. И это хорошо: ценою маленькой лжи он купит большую правду.

– В том-то и дело, что распяли его не сильные, а слабые. Человеческая культура ослабила и стремится свести к нулю борьбу за существование и подбор; отсюда быстрое размножение слабых и преобладание их над сильными. Вообразите, что вам удалось внушить пчелам гуманные идеи в их неразработанной, рудиментарной форме. Что произойдет от этого? Трутни, которых нужно убивать, останутся в живых, будут съедать мед, развращать и душить пчел – в результате преобладание слабых над сильными и вырождение последних. То же самое происходит теперь и с человечеством: слабые гнетут сильных.

Отвлеченные науки, которыми набита ваша молодая голова, потому и называются отвлеченными, что они отвлекают ваш ум от очевидности. Смотрите в глаза черту прямо, и если он черт, то и говорите, что это черт, а не лезьте к Канту или к Гегелю за объяснениями.

Мы кричим, что война – это разбой, варварство, ужас, братоубийство, мы без обморока не можем видеть крови; но стоит только французам или немцам оскорбить нас, как мы тотчас же почувствуем подъем духа, самым искренним образом закричим «ура» и бросимся на врага, вы будете призывать на наше оружие благословение божие, и наша доблесть будет вызывать всеобщий, и притом искренний, восторг. Опять-таки, значит, есть сила, которая если не выше, то сильнее нас и нашей философии. Мы не можем остановить ее так же, как вот этой тучи, которая подвигается из-за моря.

– Вера без дел мертва есть, а дела без веры – еще хуже, одна только трата времени, и больше ничего.

О, куда вы ушли, в каком вы море утонули, зачатки прекрасной, чистой жизни? Грозы уж он не боится и природы не любит, бога у него нет, все доверчивые девочки, каких он знал когда-либо, уже сгублены им и его сверстниками, в родном саду он за всю свою жизнь не посадил ни одного деревца и не вырастил ни одной травки, а живя среди живых, не спас ни одной мухи, а только разрушал, губил и лгал, лгал...

Если бы можно было вернуть прошлые дни и годы, он ложь в них заменил бы правдой, праздность – трудом, скуку – радостью, он вернул бы чистоту тем, у кого взял ее, нашел бы бога и справедливость, но это так же невозможно, как закатившуюся звезду вернуть опять на небо. И оттого что это невозможно, он приходил в отчаяние.

В поисках за правдой люди делают два шага вперед, шаг назад. Страдания, ошибки и скука жизни бросают их назад, но жажда правды и упрямая воля гонят вперед и вперед. И кто знает? Быть может, доплывут до настоящей правды...


Цитаты из других книг можно найти в книжном навигаторе

Понравился пост? Вы можете поблагодарить редакцию блога не только словом:

Яндекс.Деньги – 41001833937170
WebMoney – R555409303925
PayPal – paypal.me/harryhaller
Биткоин-кошелек – 1svHeBV5hKMsPNcnDe6g3yxbYjjPWxm8x

Ozon.ru

––––

Пользователи Telegram могут подписаться на мой канал – Harry Haller Помимо путевых заметок здесь публикуются книжные рецензии, ссылки на интересные статьи и мысли достойных людей.

Posts from This Journal by “литература” Tag

  • О "Бесах" Достоевского

    О "Бесах" в двух словах: бесы-революционеры вселились в Россию, но, как и в евангельской притче, произойдет чудесное исцеление, главное…

  • О природе и пользе чтения

    Несколько мыслей из статьи писателя Нила Геймана о природе и пользе чтения: "Однажды я был в Нью-Йорке и услышал разговор о строительстве…

  • О природе технологии блокчейн

    В качестве предисловия Данные размышления являются гипотезой, приглашением к обсуждению на заданную тему и не претендуют на оригинальность. В…

  • Джон Стейнбек "Русский дневник"

    «Русский дневник» – еще одно подтверждение незаурядности и многогранности Джона Стейнбека как писателя. Хотя и только писателем…

  • Эрик Хоффер "Испытание переменами"

    Работа Эрика Хоффера «Испытание переменами» (The Ordeal of Change), до сих пор официально не издававшаяся в России, была написана в…

  • Эрик Хоффер "Истинноверующий"

    Книга Эрика Хоффера «Истинноверующий» была издана в 1951 году и с тех пор её актуальность, пожалуй, только возрастает. Труд…

Profile

harryhaller
Harry Haller

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel